Категории

Даниэль эстулин тавистокский институт

Даниэль Эстулин. Секреты Бильдербергского клуба. ч.2

Book: Тавистокский институт

Введение

Тавистокский институт, расположенный в английском графстве Суссекс, является мировым центром промывания мозгов и манипулирования обществом. Ведущая свою родословную от маленького Бюро военной пропаганды, разместившегося в годы Первой мировой войны в Веллингтон-Хаус, эта организация возмужала и выросла настолько, что теперь в ее недрах решаются судьбы целой планеты и в этих целях меняется парадигма современного общества.

В этом революционном труде, который, вне всяких сомнений, вызовет эффект ядерного взрыва мощностью 500 килотонн, мы разоблачим тавистокскую сеть и раскроем методы промывания мозгов и психологической войны, которые постоянно адаптируются и в наше время принимают формы широкомасштабных проектов социальной инженерии.

Речь идет о претворении в жизнь «Заговора Водолея», как его называют сами промыватели мозгов, имея в виду проведенное в 1974 году в рамках Стэнфордского научно-исследовательского института сверхсекретное исследование, получившее название «Изменение образа человека». Эту книгу можно рассматривать как пособие по борьбе с промыванием мозгов. Методы и степень промывания мозгов зависят от уровня невежества жертвы. Они присутствуют во всех аспектах нашей повседневной жизни. Процессы управления общественным сознанием могут ощущаться нами с точки зрения личного опыта. Однако это не совпадение, не случайность. Мы все являемся свидетелями дезинтеграции мировой экономики, запланированной и осуществляемой самыми могущественными людьми мира. Эта книга о Тавистокском институте является попыткой доказать реальность данного заговора, показать, кто за ним стоит, какова конечная цель этих людей и каким образом мы могли бы помешать им утащить нас в преисподнюю.

Читатель данной книги вполне с оправданным негодованием и возмущением придет к выводу, что нравственный, материальный, культурный и интеллектуальный распад, который мы беспомощно наблюдаем изо дня в день в масштабах всего мира, неслучаен и что это не Божья кара за наши земные прегрешения, а целенаправленно создаваемый и нагнетаемый социальный кризис.

Повторяю: это не испытание, ниспосланное нам свыше. Речь идет о реальных вещах, и на кон поставлено будущее нашей планеты. Все образцы современного музыкального вырождения создаются в специальных лабораториях. Каждый наркоман является побочным продуктом дальновидной государственной политики, конечной целью которой является уничтожение человеческого духа и деградация человека. Каждый фрик, называющий себя приверженцем йоги, трансцендентальной медитации или телекинеза, каждый радикал, будь он левый или правый, каждый бахаист, каждый член группы космического сознания, каждый адепт нью-эйдж и раскрепощения сознания, каждый, кто верит в химиотрассы и экстрасенсорное восприятие, — все они представляют собой часть одного централизованного, всеобъемлющего заговора, реализацию некоего тайного проекта, спонсируемого государственной властью и всякими фондами. Добро пожаловать на шабаш ведьм! Все чудики мира, в гости к нам!

В мире дыма и зеркал не бывает ошибок, совпадений и случайностей. Мы доказываем это в данной книге, не оставляя и тени сомнений, как если бы доказывали в суде. Только самые убедительные и выверенные доказательства способны послужить нашим целям. Ведь ставки слишком высоки, как и могущество тех, кто нам противостоит. На карту поставлено будущее нашей планеты, бессмертие человеческой расы и выживание человека как вида. Мы победим. Мы преуспеем любой ценой. Ведь второго шанса у нас не будет. Этим трудом, который выдержит испытание временем, я провел черту на песке. Они ее не перейдут! Мы не сдадимся.

Во время Второй мировой войны Тависток был штаб-квартирой пропагандистского управления британской армии, которая в области психологической войны диктовала свою политику в том числе и армии США.

Оглянитесь вокруг! В результате лобовой атаки на наше будущее, предпринятой ведущими мировыми специалистами в области общественных наук и поведенческой инженерии, моральные устои общества рухнули. Мы живем в окружении морально индифферентной иррациональности. Не сомневайтесь, все значимые события в общественной жизни за последние полвека, от новых левых, Уотергейта, Вьетнама и бумаг Пентагона до грязных, отвратительных, безнравственных хиппи, антивоенного движения и контркультуры рока и наркотиков, — все это тщательно подготовленные проекты социальной инженерии.

Я повторяю, атака ведется не только и не столько на наши индивидуальные человеческие права, сколько на сам республиканский институт «национального государства», и в качестве инструмента атаки олигархия использует масштабную программу социальной инженерии, разработанную и осуществляемую посредством Тавистокского института человеческих отношений и более крупной интегрированной сети центров прикладной социальной психологии и социальной инженерии, которая возникла после Второй мировой войны. Эти группы смотрят на нас и на принципы национального государства как на своих аксиоматических философских врагов.

Этот могучий джаггернаут зла представляет собой тесно сплетенную сеть самых престижных научно-исследовательских центров, таких как научно-исследовательский центр Стэнфордского университета, корпорация RAND, Массачусетский технологический институт, Центр передовых исследований в области поведенческих наук в Пало-Альто, Институт социальных исследований при Мичиганском университете, Уортонская школа бизнеса при Пенсильванском университете, Гарвардская школа бизнеса, Лондонская школа экономики и политических наук, Национальная лаборатория тренинга, Гудзонский институт, Институт Эсален, Национальный институт психического здоровья, Национальный институт по изучению наркотической зависимости, Научно-исследовательское управление Военно-морского флота США. А еще есть женевский Международный фонд по изучению альтернатив развития и Центр конференций топ-менеджеров — первое полноценное заведение последипломного образования эпохи Водолея, целью которого является планомерная модификация поведения руководителей крупнейших компаний. Зомби, занимающие высшие руководящие посты в компаниях, призваны привести нас в новое средневековье трансцендентального сознания. Они сосредоточены на двух аспектах: на необходимых в США переменах и мировом порядке.

За последние полвека правительство США выделило десятки миллиардов долларов в помощь фондам и организациям, работающим в тесной кооперации с Тавистокским институтом.

Все аспекты умственной и психологической жизни людей на планете были зафиксированы и занесены в компьютерные системы. Над всеми этими тесно взаимодействующими группами обществоведов, психологов, психиатров, антропологов, научно-исследовательских институтов и фондов стоит элита могущественных олигархов, состоящая преимущественно из старой Венецианской черной аристократии. «Какую цель преследуют эти манипуляторы?» — спросите вы. Они хотят заставить нас изменить образ жизни, причем не просто без нашего согласия, а так, чтобы мы даже не замечали происходящего с нами. Их конечная цель — полностью лишить человечество внутреннего чувства самоидентификации, отнять у людей душу и заполнить пустоту искусственной, синтетической псевдодушой. Однако, чтобы изменить наш образ поведения, перенаправить внимание с промышленного производства на спиритизм и затащить в постиндустриальную эру нулевого роста и нулевого прогресса, нужно сначала заставить нас изменить свое самовосприятие, фундаментальное представление о том, кто мы есть. После этого будет придуман, синтезирован и вживлен в мозг людей новый образ, более приемлемый для новой эпохи.

Тотальная власть — не единственный параметр тоталитаризма. Безграничность власти обеспечивается наличием вездесущего центра. В новом тоталитарном движении эта вездесущая руководящая сила проявляет себя в модификации образа поведения людей и изменении их самоидентификации — доминантных узлах сложной системы.

Психологический террор — не суть, а лишь знак препинания в новом переосмыслении тоталитаризма. Секретом успеха этого движения является возможность избегать всякой ответственности за неудачи. Совершаемые дельцами с Уолл-стрит промахи и кризисы приписываются трансцендентальным силам невидимой руки рынка, и виновным объявляется само общество, допустившее мнимые нарушения «рыночных законов». Таким образом, бесчисленным жертвам мировых кризисов говорят, что они сами виноваты в своих несчастьях. Это гораздо более эффективный способ правления, чем открытый террор, но и сопротивление системе приобретает иные формы.

Если поддерживать в большинстве населения постоянное чувство тревоги, люди будут слишком озабочены своим собственным выживанием и потому окажутся не в состоянии объединиться и общими усилиями выработать эффективный ответ. Это тоже дело рук Тавистокского института.

На протяжении минувшего десятилетия все население земного шара держали в подвешенном состоянии с помощью череды международных финансовых кризисов, опустошавших национальное достояние отдельных государств и вынуждавших их все в большей степени поступаться своим суверенитетом. Беспощадная череда экономических и экологических кризисов фактически парализовала волю большинства людей, держа их в постоянном страхе за свою судьбу, а это является необходимой предпосылкой для дальнейшего продвижения и укрепления любой тоталитарной системы, потому что держать подданных в постоянно разбалансированном состоянии — ее модус операнди.

В истории немало примеров применения драконовских мер против населения на национальном уровне, но такого мощного наступления на права людей и демократические стандарты мы еще не видели. Каждая новая мера, если рассматривать ее в отдельности, может показаться случайным перегибом, но в своей совокупности они ведут к полному порабощению населения. Тотальная власть — это аналог глобальной власти, которая не способна допустить каких-либо ограничений в отношении самой себя.

Нам предстоит преодолеть множество испытаний. Когда все факты налицо, когда все свидетельства выложены на стол, когда с заговорщиков сорваны маски и все их деяния выставлены на всеобщее обозрение, даже тогда рядовые граждане отказываются верить в реальность столь чудовищного, умопомрачительного заговора. Когда они поймут, что заблуждались, может оказаться слишком поздно. Не говорите, что вас не предупреждали!

Мы находимся на распутье. От того, какую дорогу мы выберем, будет зависеть, какая жизнь ждет нас в XXI веке: национальные государства-республики или утратившее человеческий облик стадо рабов.

Дорогой читатель, ситуация чрезвычайно серьезная. Нам приходится вести борьбу с группой самых блестящих умов в истории, которые организовали заговор с целью поработить нас. Но человеческая воля бессмертна. Тираны убивали людей миллионами, но те все-таки продолжали бороться и в конце концов отвоевывали свободу. Свобода пробуждает человеческое сердце, а страх умерщвляет его. Среди оглушающей какофонии патриотического молчания звучат голоса бунтарей, призывающих к вниманию. Моральная основа бессмертия — в правде и неподкупности. Это качества, которые заслуживают того, чтобы за них бороться и умирать.

В истории есть аналогии, но нет повторений. Изучать исторический опыт не значит оставаться в настоящем, оглядываясь в прошлое. Это значит делать экскурсы в прошлое и возвращаться в настоящее с более широким и глубоким пониманием ограниченности прежних знаний и взглядов.

На 79-м листе «Бедствий войны» Франсиско Гойи изображена олицетворяющая Свободу дева, лежащая на спине с обнаженной грудью. Призрачные фигуры беснуются над ней, и монахи роют ей могилу. Murio la verdad. Правда умерла. Есть ли альтернатива этому? Предупрежден — значит вооружен. Нас не Бог спасет, а мы сами должны позаботиться о своем спасении. Мы никогда не найдем правильные ответы, если не научимся задавать правильные вопросы.


Даниэль Эстулин,

Мадрид, 26 мая 2011 года



Глава 1

АНТИПОВСТАНЧЕСКАЯ ВОЙНА

Методы психологического манипулирования обществом примерно так же стары, как само человечество. Рабовладельцы и феодалы, стремившиеся сохранить и укрепить свою власть, всегда использовали наказания и пытки как способ разубеждения тех, кто стремился к переменам. Даже тысячи лет назад удерживать власть господствующим классам помогали не методы сами по себе, а их сознательное применение по принципу «разделяй и властвуй». Какими бы антигуманными ни были методы подавления воли людей, сами по себе они не являются достаточными для пресечения деятельности бунтарей и повстанцев. «Антиповстанческая война не может опираться исключительно на запугивание; необходимо сознательное и систематическое психологическое воздействие на людей со стороны правящих классов или их приспешников».[1] Именно эта цель была достигнута в результате трансформации психологии и психиатрии в 1930-е годы.

«Первое массовое применение психологии в качестве оружия имело место в нацистской Германии, и особенно это касается евгеники, опирающейся на самые дремучие иллюзии об “арийском” происхождении, которые навязывались массам и поддерживались в них. Хотя фундаментальной причиной зарождения и развития нацизма является мировой экономический кризис, конкретные формы нацистской мясорубки, в частности евгеника, разрабатывались любимыми теоретиками и практиками нацистов — психиатрами».[2]

Это стало началом превращения науки о сознании в инструмент уничтожения разума. Законные и вполне научные методы психотерапии, изначально призванные помогать людям, уступили место манипулятивной псевдонауке под названием «аверсивная терапия».

Такая трансформация науки о сознании происходила в интересах войны — войны на психологическое уничтожение, которую буржуазия развязала против рабочего класса. Деятельность Тавистокского института строится на той фундаментальной предпосылке, что некоторые виды «демократических» институтов представляют собой гораздо более удобные и эффективные инструменты для фашистской диктатуры, чем традиционные прямолинейные «авторитарные» модели.[3] «От большого нефтяного обмана до промывания мозгов в стиле ЦРУ психологическая наука прошла путь, первоначально очерченный для нее в 1945 году Джоном Ролингсом Ризом, великим мастером антиповстанческой психологической войны, в его книге “Формирование психиатрии в условиях войны”».[4] Риз призывал к развитию психиатрических «ударных отрядов» в целях разработки методов политического контроля на основе так называемой запрограммированной модификации поведения, вводящей большинство населения в состояние психоза. Он предполагал, что это позволит подчинить население новому экономическому мировому порядку, возникшему после Второй мировой войны.

Выступая перед группой психиатров американской армии в 1945 году, Риз сказал: «Если мы предлагаем дать открытый бой социально-экономическим проблемам современности, значит, у нас должны быть “ударные отряды”, а этого нельзя добиться на основе одних лишь стационарных психиатрических учреждений. У нас должны быть мобильные бригады психиатров, которые могут свободно перемещаться и реагировать на локальные ситуации, возникающие на их участках».[5]

Логика Риза ясна. Психическое здоровье нации требует полной трансформации общества с точки зрения рациональной селекции. Но, жалуется он в своей книге, «многие воспринимают действительность совсем не так, включая большинство рабочих, считающих любой метод селекции механизмом, с помощью которого злые капиталисты пытаются выжать из них еще больше соков, и против этого аргумента трудно что-либо возразить».[6] С точки зрения Риза, такие упрямцы наряду со всеми теми, кто устраивает забастовки и занимается подрывной деятельностью, сами являются нуждающимися в срочном лечении невротиками, но не способны понять, что они больны. В этом мире безумных невротиков психиатрия, которая только и способна судить о психическом здоровье людей, может осуществляться только в сговоре «психиатров из всех стран мира, тесно связанных между собой» и готовых мобилизовать все свое влияние и все свое оружие для активной игры «на политическом и государственном поле».[7]

Только «заговор психиатров», в котором видит свою «миссию» Риз, способен построить общество, «где люди всех социальных групп могли бы, не вступая в противоречие с законом, при необходимости получать лечение, даже если они сами того не хотят».[8] Организация этого заговора стала для Риза его жизненной миссией. Как пишет в своем расследовании Л. Маркус, «методы Риза полностью и осознанно опираются на разрушение ментальной жизни мирового сообщества и форсированный марш в сторону вселенского садизма».[9] Вот к чему они стремятся — превратить людей в бессмысленных животных, сознанием которых можно манипулировать и чье сознание можно уничтожить.

С того времени различные формы ведения психологической войны, разработанные в Тавистокском институте, занимают центральное место в деятельности всемирной сети тесно взаимосвязанных рабочих групп и специальных комиссий, государственных агентств и корпораций. Их научные исследования и пилотные проекты имеют четко очерченную цель — формирование политических методов социального контроля. Риз и Тависток организовали свой заговор в соответствии с известным принципом: нас немного, но мы занимаем лучшие места.[10] Риз очень хорошо разбирался в политических структурах и так проводил расстановку кадров, чтобы они распространяли свои идеи как можно шире и имели максимальное влияние.

Когда говорят о методах психологической войны, часто имеют в виду способы запугивания врага, а для этого нужно хорошо понимать его душу: что он любит, что ненавидит, с чем борется, от чего бежит. Этот враг может быть внешним или внутренним, это может быть иностранная армия или яростная масса рабочих. И чтобы найти эффективное противоядие, Тавистоку и иже с ним нужно понимать, каким образом враг реагирует в условиях стресса: сопротивляется еще отчаяннее или просто сдается? Или, может быть, он начнет допускать ошибки одну за другой, играя на руку своим соперникам? Самые дорогостоящие ошибки психологических военных операций происходят из-за непонимания того, что у врага на уме. И вот здесь знание психологии «ударными отрядами» Риза — знание, которое само по себе можно отнести к черному искусству, — окажется как нельзя кстати. И поскольку речь идет о войне восприятий, взглядов на мир, очень важно, чтобы психологи, психиатры, социологи и антропологи, эти незаметные серые людишки, трудящиеся в недрах Тавистока, как следует понимали степень влияния искусства, музыки, литературы и других способов выражения культуры на мировоззрение людей.

Со временем неизбежно возникнет искушение испытать некоторые из принципов психологической войны на своем собственном населении. В конце концов, чей менталитет нам понятнее всего, если не свой собственный? На ком же еще испытывать методы ведения психологической войны, как не на своем собственном народе? Риз еще в 1945 году говорил: «Войны выигрывают не путем уничтожения врага, а путем подрыва его морального духа при сохранении своего собственного».

Одну из ключевых ролей в разработке методов манипулирования поведением сыграл психолог Курт Левин — отец групповой динамики и один из первых рекрутов Риза. Его карьера началась в Корнеллском университете, где он работал над систематической серией исследований эффекта социального давления на привычки питания детей.[11] В 1933 году он бежал из нацистской Германии в США. Подобно многим другим немецким интеллектуалам, он был вынужден покинуть Германию не из-за фундаментальных политических расхождений с нацизмом, а из-за гитлеровского антисемитизма как инструмента разделения и властвования.[12] Более того, считается, что Левин усовершенствовал сформулированную нацистами концепцию «безлидерской группы», превратив ее в изощренный инструмент антиповстанческой борьбы. Одна из менее известных граней деятельности Левина связана с программами разработки психологического оружия, в частности, он сумел найти оптимальные соотношения между методами ведения психологической войны, постановкой целей, полевыми операциями и оценочной разведкой. Одно из его заданий состояло в том, чтобы, используя групповую динамику принятия решений, изменить пищевые предпочтения населения так, чтобы мясу они предпочитали цельнозерновой хлеб. Приведенный ниже отрывок из статьи Левина «Восприятие времени и моральный дух» наглядно иллюстрирует его понимание психологической войны: «Один из главных методов подрыва морального духа при помощи стратегии террора заключается в следующей тактике: держать человека в состоянии неопределенности, чтобы он никогда не знал наверняка, каково его положение и чего ему ждать. Если в дополнение к непредсказуемым колебаниям между суровыми дисциплинарными мерами и обещаниями доброго отношения распространять противоречивые новости, то сложится чрезвычайно туманная ситуация, когда человек, имея вполне определенный план действий, будет не в состоянии понять, приблизит его этот план к поставленным целям или отдалит от них. В таких условиях даже те, кто имеет четкие цели и готов идти на риск, будут парализованы внутренним конфликтом, возникшим из-за неуверенности в правильности своих дальнейших действий».[13]

Самой значительной идеей, предложенной Левином за годы Второй мировой войны, была концепция фашизма с демократическим лицом. Обычное психопатологическое качество всякого фашиста — это его инфантилизм, проявляющийся в попытках реализовать принцип автономии расширенной семьи и отгородиться от реалий внешнего мира. В его среде культивируются такие ценности, как «национализм» (родина-мать), «расизм» (мать), «языковая группа» (родной язык), «культурное родство» (семейные традиции), «община» (расширенная семья, соседи).[14]

Левин первым понял, что навязывание близких фашизму форм организации маленькой группы людей и корпоративных «структурных реформ» может привести к тому, что люди примут фашистскую идеологию как должное.

В ментально здоровом, высоконравственном обществе Левина поместили бы под надзор психиатров. Но вместо этого его осыпали деньгами, ему предоставили американское гражданство и он получил грант от Рокфеллеров для дальнейшей работы над проектами социальной инженерии.

Левин выдвинул идею, что с помощью методов самопромывания мозгов в «маленькой группе» можно было бы внедрить более эффективную форму фашистской диктатуры. «Число мордоворотов в кованых сапогах, характерное для нацистского режима, можно было бы сократить путем создания фашистских разновидностей маленьких самоуправляемых “групп-общин”, существование которых основывается на способности каждого индивида влиять на поведение своего непосредственного окружения».[15] Результатом этого, по мысли Левина, стала бы более эффективная форма фашистского режима, создающего поверхностную видимость особых демократических форм. Другими словами, «если атомизированный мир индивидов превратить в управляемую среду, согласующуюся с такими “фашистскими структурными реформами”, разуму жертвы станет понятно, что наделить человека способностью жить в согласии с такой противоречивой средой может только его потенциальное параноидальное Я».[16] Другими словами, фашизм представляет собой мир, о котором мечтает в своих параноидальных драмах Ид.

Невозможно отрицать, что Риз и Тавистокский институт очень серьезно занимались организацией заговора, целью которого являлось получить контроль над теми, кто пытался реорганизовать мировое сообщество после войны. Учитывая уровень подготовки военных, психиатрических и других фашистских по своей сути кадров, процесс создания нового фашистского политического порядка, согласно тавистокской модели Риза—Левина, должен был пройти следующие этапы:

1. Разрушить существующие конституционно-демократические институты. Военные и полицейские силы реорганизуются в силы «гражданского действия», как это уже происходит в Соединенных Штатах. Менее известными являются планы американского правительства заменить обычную местную полицию штатов национальными антиповстанческими полицейскими силами по образцу гитлеровского гестапо или канадской конной полиции. В то же самое время существующие массовые институты разрушаются «спонтанно» организованным восстанием. Группы «местного общинного самоуправления» используются для уничтожения политических институтов, имеющих широкую народную поддержку. В этих органах фашистского самоуправления большую роль играют банды преступников и террористов всех мастей, которые соперничают между собой, сея преступность и взаимную конфронтацию, причем те и другие находятся под контролем и управлением скрывающихся за кулисами спецслужб. Это спланированное восстание банд и контрбанд с участием контролируемых полицией террористических организаций создает политические условия, в которых население с большей готовностью будет терпеть или даже требовать усиления военно-полицейского режима, то есть создания того самого полицейского режима с «демократическим» лицом.

2. Путем свержения, убийства, военного вмешательства или «спонтанного» народного восстания ликвидировать режимы, которые перестали быть полезными, и заменить их «демократическими» правительствами. Назначенные «демократические» правители смогут функционировать только в тех рамках, которые будут установлены для них представителями наднациональных органов власти.


В целях установления «фашизма с демократическим лицом» уже осуществляются вполне конкретные мероприятия:

1. Региональное психологическое исследование населения. В годы Второй мировой войны англо-американские службы, отвечавшие за ведение психологической войны, проводили ряд исследований, в ходе которых изучались конкретные невротически-уязвимые места разных национальных культур. Наибольшую известность в связи с этим получила сформированная в США Рабочая группа по изучению эффекта стратегических бомбардировок Германии. Цель ее создания заключалась в том, чтобы усилить эффект бомбардировок пропагандой и другими средствами психологической войны, подрывающими моральный дух Третьего рейха. Деятельность этой рабочей группы стала предтечей операции «Phoenix», проводившейся во Вьетнаме под руководством ЦРУ и служившей прикрытием для геноцида вьетнамцев, поддерживавших Вьетконг. Фактически Рабочая группа по изучению эффекта стратегических бомбардировок Германии занималась поиском способов подрыва морального духа гражданского населения ценой наименьших издержек.

2. Использование основных средств массовой информации и культуры как инструментов оболванивания населения и распространения выгодных властям форм частичного умопомешательства. В общем и целом контроль над редакционной политикой основных СМИ, над направленностью новостей, касающихся внутренней и внешней политики, над ключевыми информационными агентствами и другими средствами массовой информации позволяет влиять на получаемую людьми информацию и их убеждения. Целенаправленная фальсификация информации является методом достижения своеобразной десенсибилизации народных масс, позволяющей социально приемлемой интерпретации причинно-следственных связей входить в противоречие с рационально-чувственным истолкованием событий и преодолевать его. Этот эффект усиливается введением запрограммированных, воздействующих на подсознание психологических материалов, цель которых заключается в усилении инфантильных импульсов в целевых группах населения в ущерб научно-рациональному мировоззрению.

3. Местное общинное самоуправление. «Целью “местного общинного самоуправления” является фашистская антиповстанческая тактика, призванная разъединить население на относительно герметичные политические группировки»,[17] раздробить народ на мелкие фракции по признакам расы, пола, национального, регионального и языкового происхождения, возраста и места проживания. Соперничество и вражда этих групп между собой в условиях ограниченности ресурсов стали бы эффективным практическим приложением идей Левина насчет навязанного самопромывания мозгов и прогрессирующих психических расстройств, ведущих к созданию полиморфных извращенных псевдосемей и клиническому психозу.

«Первая степень промывания мозгов достигается в результате того, что “местная общинная автономия” ставится в принципиальную оппозицию к “большому бизнесу” и научно-техническому прогрессу»,[18] то есть к тем программам, которые призваны повышать качество жизни членов общины. «Программы, в которых акцент ставится на научно-технический прогресс, отвергаются как попытки вмешательства посторонних элитных групп во внутренние дела общины. В таких обстоятельствах “община” в функциональном смысле приходит в состояние полупсихоза и клинической паранойи. В той мере, в какой люди ограничивают свою социальную идентичность принадлежностью к некой конкретной группе, любые усилия, нацеленные на регулирование идеалов данного сообщества, приводят его членов в патологическое состояние. Приведение таких групп в состояние конкуренции и внутреннее дробление их по признакам пола, расы, уровня доходов и т. п. приводят к усилению паранойи и скорейшему приближению полупсихотического состояния»,[19] поскольку мелкие подгруппы в рамках общины сами начинают соперничать и враждовать между собой.



4. Применение методов промывания мозгов, разработанных для малых сообществ, к более крупным «безлидерским группам». В обстановке снижения реальных доходов и ухудшения условий труда промывание мозгов призвано приучить работников компенсировать снижение расценок увеличением продолжительности и производительности труда. Тасование занятых и незанятых, внедрение масштабных программ переквалификации, реализация «бригадного подряда», соревнование и конкуренция между соперничающими группами могут превратить небольшую производственную бригаду в группу с самопромыванием мозгов. «В таких условиях полупсихоз и психоз побуждают членов группы добровольно интенсифицировать свой труд, к чему невозможно было бы побудить психически здоровых работников. Члены таких безлидерских групп с самопромыванием мозгов, словно ощущая себя участниками гонки, сами себя подстегивают, истерически повышая интенсивность труда до самоубийственного — в самом буквальном смысле — уровня. Тавистокский институт и Пенсильванский университет являются двумя наиболее известными центрами, проводящими такие эксперименты».[20]


Одно из ключевых направлений контроля над населением — антиповстанческое. Те, кто знаком с поговоркой, что уйти от ЦРУ можно только в могилу, возможно, недоумевают по поводу того, каким образом может осуществляться такой контроль. Отчасти ответом служат те коварные методы психологического воздействия, которые были разработаны Джоном Ролингсом Ризом и его нацистскими предшественниками. Питер Каски поясняет: «Прежде чем пригласить потенциального агента на учебу, ЦРУ промывает ему мозги еще на стадии отбора. Ризовские безлидерские группы на самом деле представляли собой группы кандидатов, которыми искусно манипулировали сторонние программисты в придуманных ими и полностью контролируемых ситуациях. В 1946 году Натан Клайн, в то время служивший в управлении снабжения американской армии, подробно описал процесс отбора офицеров, разработанный Ризом для морской пехоты США вскоре после окончания войны.

Двадцать человек собрали в группу и сказали им, что их будущее в составе морской пехоты зависит от того, насколько успешно они обойдут другие группы кандидатов в решении предложенных задач. Затем им предложили вообразить, что они находятся на необитаемом острове и на берег выбросило разломанный спасательный плот. Под аккомпанемент призывов к укреплению командного духа группе была поставлена задача в рекордное время собрать плот и покинуть остров.

Специалисты по разработке психологического оружия внимательно наблюдали за тем, как каждый участник подходит к решению поставленной задачи. Кто-то спешил решать частные аспекты проблемы методом проб и ошибок, кто-то старался взглянуть на вещи в перспективе и охватить проблему целиком, кто-то демонстрировал горячий энтузиазм и мотивацию, кто-то — отрешенность и безразличие, а кто-то взял на себя роль лидера и помогал поддерживать дисциплину и командный дух.

Стоило у них обозначиться “лидеру”, как, к примеру, поступала вводная о вторжении противника на другой стороне острова, и новоявленный лидер с тремя-четырьмя помощниками покидали группу. Таким образом создавалась новая ситуация, в которой психологи могли наблюдать за рождением и возвышением нового “лидера команды”».[21]

Одна из целей этих надуманных заданий и экспериментов состояла в том, чтобы распалить бездумный «командный дух» и помочь выделиться наиболее фанатичным и компетентным лидерам. Другой целью эксперимента (в сочетании с заполнением анкет и выполнением других письменных заданий) было составление психологического портрета каждого из кандидатов с перспективой их использования в будущем.

«Однако еще сохранялась необходимость подавить внутреннюю силу характера, которая еще могла оставаться у участников эксперимента. Именно эту цель преследовали разработанные Ризом стрессовые тесты. Один из таких тестов использовался Джоном Гарднером в Управлении стратегических служб (УСС)... В этом испытании, главная цель которого заключалась в промывании мозгов, кандидату давали двенадцать минут на то, чтобы придумать “легенду”, которую он расскажет следователям, попавшись на краже секретных документов в одном из правительственных офисов в Вашингтоне. Кандидату говорили, что это решающее испытание, и предупреждали, что ответы ни в коем случае не должны скомпрометировать УСС или как-то навредить ЦРУ.

Когда отведенное время истекало, его отводили в темную комнату, где ослепляли направленной в глаза мощной лампой. Затем трое агентов, специалистов по промыванию мозгов, как правило, в считанные минуты не оставляли камня на камне от наскоро состряпанной легенды, используя различные методики ведения допроса, в частности “злой полицейский — добрый полицейский”, быстро чередующиеся вопросы на засыпку, физическое насилие и т. д. Почти все кандидаты в результате терялись. В какой-то момент допрос неожиданно прекращался и кандидату говорили: “Теперь у нас предостаточно свидетельств того, что вы говорите неправду. Это факт”. После чего ему с пафосом сообщали: “Ваше имя Джонс, не так ли? Нами принято решение, что это испытание, Джонс, вы провалили”.

Затем провалившему испытание кандидату, терзаемому страхом и самыми дурными предчувствиями, велели подняться по лестнице в кабинет, где он попадал в теплую атмосферу сочувствия и соболезнования, резко контрастирующую с атмосферой, в которой проходил допрос. В этой ситуации многие кандидаты таяли и охотно раскрывали душу, начиная подробно рассказывать о своем детстве. Затем штатный психолог задавал им такой вопрос: “Как психологу мне интересно, случалось ли вам оказываться в подобных ситуациях в детстве, скрывая какие-то вещи от матери, когда она спрашивала вас о них?” Как правило, кандидат начинал наивно и патетично рассказывать о своей матери, потом о своих ранних сексуальных переживаниях и т. д. К тому времени УСС удавалось не только получить полный психологический портрет потенциального кандидата в агенты, но и подавить в нем остатки истинной силы воли, что позволяло манипулировать им и программировать его практически как угодно.

Самые недавние свидетельства применения этих методов промывания мозгов англо-американскими эсэсовцами были опубликованы 27 января в лондонской “Sunday Times”. В статье под названием “Новая секретная служба” газета описывает используемые в спецназе армии США новые технологии подготовки офицеров к потенциальным допросам.

Четырехступенчатая программа промывания мозгов начинается с проверки чувствительности нервной системы участника эксперимента мельканием слов или символов, вспыхивающих на экране на доли секунды; следователи пытаются понять, что может быстрее сломать человека: физические пытки или содержание в одиночной камере в полной изоляции от окружающего мира. На второй стадии ломают самоидентификацию участника эксперимента, заменяя истинное Я на альтер-эго, способное послужить прикрытием. Третья фаза предполагает резкую групповую атаку или сеансы самокритики, призванные еще больше сломить силу эго, оправдывая это имитацией устраиваемого врагом допроса. Наконец, на последнем этапе участник должен суметь одолеть детектор лжи, где, в частности, используются сильные электрические импульсы, сопровождающие самые обыденные слова, произносимые следователем. Данная методика, имеющая очевидную ценность для подготовки агентов ЦРУ с промытыми мозгами, в легенде прикрытия описывается следующим образом: “Эти обыденные слова приобретают эмоциональный смысл для человека, которого готовят к выполнению определенного задания... И тогда в ходе вражеского допроса реакция человека будет выглядеть хаотичной и вводить в заблуждение”».[22]

Новейшие системы и методы подготовки к допросам и промывания мозгов агентам использовались не только УСС и ЦРУ. В скором времени в Тавистоке были разработаны новые, еще более изощренные методы манипулирования человеческим сознанием. Для достижения цели промывания мозгов тавистокские специалисты использовали различные методы принуждения и гипноза, а также изменяющие сознание наркотики, и все это применялось в одном том же базовом формате: сначала человек подвергается сильнейшему физическому или психологическому стрессу, а затем этот стресс снимается. Под воздействием такого чередования стресса и облегчения объекты воздействия — будь то новобранцы в армии, новоиспеченные агенты спецслужб или население в целом — становятся особенно легко внушаемыми.

«Темная комната», которую изначально использовали для допросов в УСС, стала в буквальном смысле комнатой ужасов для новобранцев британской разведывательной службы МИ-6. Одно из таких секретных мест, предназначенных для осуществления специальных правительственных проектов, находилось в английском городе Солихалле.

Год 1979-й. Молодые новобранцы британской разведки, входящие в это здание, понятия не имеют, какой ад им там уготован. Они даже не представляют, пишет бывший агент МИ-6 Ричард Томлинсон, «что из них сделают рабов демонической программы манипулирования сознанием, разработанной Тавистокским институтом и используемой МИ-6 с санкции масонства Царственного свода».

Именно в Солихалле в 1979 году прибывшему туда для прохождения подготовительного курса 21-летнему новобранцу британской разведки Ричарду Томлинсону впервые показали фотографию Владимира Путина, которую доставил один из связных Олега Гордиевского. Гордиевский, высокопоставленный офицер КГБ, бежавший на Запад, принадлежал к числу масонов Царственного свода.

Подготовительный курс проводили Стелла Римингтон (МИ-5) и Джон Скарлетт из МИ-6, осуществлявший общее руководство учебными модулями. Для выпускников подготовительных курсов британской разведки Тавистокский институт разработал две программы:

1. Программа «МI6 Beast» («Чудовище МИ-6»).

2. Программа «Smelly Cheeses» («Пахучие сыры»), сочетаемая с программой «Jonathan Livingstone Seagull» («Чайка по имени Джонатан Ливингстон»).

Так называемая «чудовищная» компьютерная программа позволяла контролировать мысли и чувства всех новобранцев как МИ-5, так и МИ-6 на протяжении всего учебного курса.

Одним из заданий, поставленных перед слушателями этого масонского курса в целях усиления контроля над их сознанием, была своеобразная версия охоты за сокровищами. Эта «игра» позволяла слушателям проявить их шпионские навыки и садистские наклонности. Учебный курс отчасти основывался на той игре, в которую древнеримские солдаты играли со своими узниками во время сатурналий. Называлась она «Via Dolorosa», и в ходе этой садомазохистской игры над новобранцами издевались примерно так же, как древнеримские солдаты над своими узниками.

Игра «Via Dolorosa» была разработана в Тавистоке, и программисты из британской разведки ставили новобранцев на грань жизни и смерти, чтобы добиться от них полного повиновения. Кроме того, это был способ отделить слабых от сильных. Программисты пытали новобранцев, стремясь сломить их дух. Агент, способный на неповиновение, допускающий возможность не исполнить приказ со стороны вышестоящих начальников, никому не нужен. Некоторые новобранцы так и не пришли в себя после этих испытаний. В символическом смысле это был процесс рождения, смерти и воскрешения. Этапы Крестного пути. Более того, чтобы усилить это программирование, многих слушателей впоследствии отвозили в Иерусалим, чтобы они прошли по реальной Виа Долороза и уподобились Христу.

Программа «Smelly Cheeses» представляла собой инсценировку фрагмента из романа Джерома К. Джерома «Трое в лодке, не считая собаки», опубликованного в 1889 году.

В главе 4 романа говорится о том, как важно во время путешествий, когда везешь с собой «пахучий сыр», ни к чему не прикасаться — даже по прибытии к месту назначения! Любой контрабандист больше всего беспокоится о безопасности своего груза (наркотиков или контрабанды) — и этим объясняется важность данного элемента программирования.[23]

В своей неофициальной, самоизданной автобиографии под названием «Золотая цепь» Томлинсон рассказывает о том, что «некоторые слушатели курса программирования после тренинга получали серию сильнейших электрических разрядов. При этом они должны были просто сидеть на стуле и смотреть в окно. Это называлось “релаксацией” для снятия стресса. Молодые люди сидели на стульях, скрипя зубами (нормальная реакция на электрошоковую терапию) и уставившись пустыми глазами в небо. В качестве фоновой музыки в такие минуты часто включали песню “Mr Blue Sky” в исполнении ELO — для “поднятия настроения”, как им объясняли».[24]

«Главный смысл программирования по программе “Smelly Cheeses” заключался в подготовке будущих агентов разведки к тому, чтобы они разъезжали по всему миру, исполняя различные миссии, в том числе проверяли находящиеся под британским контролем организации контрабандистов и наркоторговцев».[25] Ни для кого ведь не секрет, что маршруты контрабанды алмазов из Африки и наркотиков из Азии создавались со времени основания Британской империи при самом непосредственном участии спецслужб.

Программа «Smelly Cheeses» реализовывалась параллельно с программой «Jonathan Livingstone Seagull». Почему? Целью являлась подготовка сотрудников, которые обучались «дальновидению» и засылались в разные страны, а затем возвращались домой, как домашние голуби, по первому зову программиста.

По части промывания мозгов специалисты из ЦРУ недалеко ушли от британской МИ-6. Однако в Центральном разведывательном управлении придерживаются несколько иного подхода, учитывающего «роль социальных факторов в изменении сознания агентов и приведении его в соответствие с потребностями управления». Другими словами, такие методы индивидуального промывания мозгов, как электрошоковая терапия или использование наркотиков, по своей силе воздействия — сколь бы велика она ни была — не идут ни в какое сравнение с силой внушения. Поэтому Риз и его партнеры исследовали самые потаенные глубины человеческого разума, применяя методику ассоциаций с мировой литературой, опирающуюся больше на образы и символику, нежели на инстинктивные влечения и психическую энергию. Идея этой ассоциативной теории заключалась в том, чтобы воссоздать воображаемый мир, описанный в каком-то литературном произведении, в сознании человека, таким образом используя искусство в аморальных целях. В руках Риза и других тавистокских специалистов эти методы стали испытательным полигоном для создания новых форм институционального психического манипулирования.

Синяя птица счастья

«Страна Воспоминаний» всегда была главной целью операций по установлению контроля над сознанием. Есть словосочетание, которое в наши дни услышишь не так часто, но которое в начале XX века было в большом ходу, — «синяя птица счастья». Многие сегодня не знают, да и тогда не знали, что происходит это словосочетание от названия пьесы «Синяя Птица» (1909) — самого известного произведения бельгийского драматурга, лауреата Нобелевской премии Мориса Метерлинка. В этой пьесе двое детей отправляются на поиски Синей Птицы счастья и с ними происходит множество приключений. Многие из мотивов пьесы Метерлинка используются ЦРУ в поисках способов максимального манипулирования сознанием, поисках, начало которым положил проект «Синяя птица».

В этой истории, которая начинается в канун Рождества, два главных героя — Тильтиль и его младшая сестра Митиль — отправляются на поиски Синей Птицы счастья. Эти дети бедного дровосека, сравнивая себя с богатыми детьми, живущими в огромном доме напротив, хорошо понимают, что они слишком бедны, чтобы ожидать в этом году рождественских подарков. Среди ночи раздается стук в дверь, и старушка, назвавшаяся феей Берилюной, спрашивает: «Нет ли у вас Поющей Травы или Синей Птицы?» У нее больная внучка, и осчастливить ее может только Синяя Птица. Дети, желая помочь, отправляются на поиски таинственной птицы. Но для этого им нужно пройти через Страну Воспоминаний — ведь это единственный путь к Синей Птице.

Я так подробно пересказал здесь сюжет пьесы Метерлинка, чтобы читатель понял, каким образом тайные общества, разведывательные службы и правительство используют литературу для промывания мозгов своим служащим и превращения их в рабов элиты посредством манипулирования их сознанием. «Синяя птица» был одним из таких проектов, разработанных в Тавистоке специально для ЦРУ.

Как и дети в пьесе Метерлинка, новобранцы получают волшебную шапочку с алмазом в центре. Когда Тильтиль поворачивает его, то получает возможность видеть суть вещей. Когда он поворачивает алмаз вправо, то видит прошлое, влево — будущее, а пока шапочка у него на голове, алмаз остается невидимым. Те, кто знаком с восточным мистицизмом, сразу поймут, что расположенный посредине алмаз представляет собой «Третий глаз», открывающий посвященному доступ к секретной информации и оккультным силам. В поисках Синей Птицы Тильтиль (и новобранцы разведслужбы) приобретает такие способности, когда пересекает Страну Воспоминаний, Дворец Ночи, Кладбище и заколдованный Лес. В конце концов рождественским утром дети возвращаются домой и узнают, что Синяя Птица счастья там всегда и была.

Однако, с точки зрения тавистокских специалистов, эта пьеса насыщена оккультными и эзотерическими элементами черной магии. Согласно средневековым оккультным текстам, дети являются идеальными провидцами. Моральная атмосфера в пьесе воодушевляющая, одухотворяющая, консервативная и очаровывающая. Там и животные разговаривают, и деревья и мертвые становятся живыми. Однако интерес тавистокцев был в другом.

Главной целью проекта «Синяя птица» была, конечно же, «Страна Воспоминаний»: возможность войти в сознание другого человека, все там переставить и уйти незамеченным. Когда разразилась Корейская война и американские военнопленные после таинственного пребывания в Маньчжурии начали выступать со странными прокоммунистическими заявлениями, мир познакомился с таким явлением, как «промывание мозгов». В этом контексте проект «Синяя птица» приобрел особое значение. Если коммунисты были способны менять сознание американских солдат, значит, война полностью изменила свою природу, став войной культур, войной рас, войной атеизма против религии, войной тьмы против света. В этой войне не одни только пули и снаряды имели значение; концепция психологической войны вышла на передний план, и началось то, что Уильям Сарджант назвал в 1957 году битвой за умы.

В Тавистоке, вне всяких сомнений, были хорошо знакомы с творчеством Метерлинка, в том числе с его исследованиями в области астрологии, психических феноменов и мистицизма. Описание Страны Воспоминаний, данное Метерлинком, нашло живой отклик в умах тавистокской команды, стремившейся найти ключ к тайнам человеческого сознания. Так началась разработка программы манипулирования сознанием.

В Стране Воспоминаний, таинственной, всегда погруженной в сумрак и туман, двое детей находят своих давно умерших дедушку и бабушку. Бабушка говорит им: «Когда мы с вами виделись в последний раз?.. А, вспомнила: в день всех святых, когда зазвонили в церкви».[26]

День всех святых — это день поминовения умерших. Они находят Синюю Птицу, но, когда возвращаются из Страны Воспоминаний, птица становится черной. Это было всего лишь первое испытание, и дети должны искать дальше.

Следующая стадия управления сознанием — Дворец Ночи. Это еще более волшебное и запретное место, чем Страна Воспоминаний. Ночь изображается как своего рода ангел, прекрасная женщина с крыльями вместо рук. Дворец Ночи — вотчина Призраков, Болезней и Войн. Из Страны Воспоминаний во Дворец Ночи прямая дорога, потому что, раскрывая тайны памяти и общения с мертвыми, мы обретаем возможность управлять болезнями и побеждать в войнах.

Проект «Синяя птица», как и ассоциируемые с ним программы «МК-УЛЬТРА» и «ЧАСТО», затрагивал все аспекты модифицирования поведения, гипноза, вызываемых действием наркотиков измененных психологических состояний и искусственной амнезии.

В задней части дворца Тильтиль находит дверь, но ему говорят, что ее нельзя открывать, потому что тому, кто туда зайдет, грозят страшные опасности, и что из тех, кто туда входил, никто не возвращался в мир живых. Тильтиль, которому нужно найти Синюю Птицу, все-таки решается открыть дверь. За ней он видит прекрасный сад с водопадом, множеством всяких прекрасных вещей... и синих птиц. Тильтиль хватает их сколько может удержать, но, когда выносит их из сада, они погибают, потому что не переносят дневного света.

Тавистокцам не откажешь в разнообразии. Если в случае с МИ-6 тренинг опирался на главу 4 «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К. Джерома, то в случае с новобранцами и жертвами управления сознанием ЦРУ в тренинге используется третий акт «Синей Птицы» Метерлинка, «Дворец Ночи».

Игра продолжается. Тильтиль и будущий агент должны идти вперед. Следующий этап — Сады Блаженств. Здесь они попадают в гнездо порока, где тучные существа едят, пьют, веселятся, блаженные в своем сознательном невежестве. Тильтиль, который с помощью волшебного алмаза (тайного знания, недоступного никому другому) может проникать в самую суть вещей, видит, что на самом деле эти Блаженства являются несчастными невеждами. Когда на них падает свет, они в страхе бегут к Несчастьям, откуда уже нет возврата. Разумеется, ЦРУ как раз и специализируется на том, чтобы «видеть вещи такими, какие они есть на самом деле», заглядывать за кулисы, срывать маски, и всю их программу можно рассматривать как алмаз Тильтиля: они используют волшебный алмаз, чтобы видеть человеческое сознание таким, как оно есть, преодолевая редуты сознания, которыми человек пытается защитить свои сокровенные тайны; их цель — сделать все тайное явным, в том числе государственные тайны, раскрытие которых может стоить жизни многим людям.

Из Садов Блаженств Тильтиль попадает в Царство Будущего. Там он обнаруживает мир еще не родившихся детей; все они одеты в голубые одежды и напоминают маленьких ученых. Они заняты подготовкой изобретений, которые будут осуществлены, когда эти дети родятся на свет. Однако Тильтилю — как живому человеку — не позволено войти в это Царство, где правителем является Время.

Из Царства Будущего дорога лежит на Кладбище.

Кладбище как кладбище — с могильными плитами, травой и тишиной. В полночь Тильтилю снова предстоит воспользоваться своим алмазом, чтобы увидеть мертвых. Где-то в отдалении часы бьют полночь. Дрожащий от страха, но исполненный решимости пройти и это испытание в поисках Синей Птицы, Тильтиль поворачивает алмаз. Но вместо призрачных фигур мертвецов из разверзнувшихся могил поднимаются снопы цветов.

«Они думали, что безобразные скелеты поднимутся из-под земли и погонятся за ними. Они воображали себе всякие ужасы. И вот в присутствии Истины они увидели, что все, что им рассказывали, враки и что смерти на самом деле нет».[27]

В связи с этим вспоминается девиз ЦРУ: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными».

С Кладбища Тильтиль направляется в Лес. В этом путешествии его сопровождают странные создания, наблюдающие за ним с расстояния. Многие из них, особенно Кошка, боятся, что успех Тильтиля принесет им одни только беды. Кошка говорит: «Лучше полагаться только на себя. У нас, кошек, вся подготовка к жизни основывается на подозрительности. И у людей, как я вижу, тоже. Предать можно только тех, кто доверяется. Лучше держать язык за зубами и предавать самой».[28]

Эти слова мог бы взять себе в качестве личного девиза любой из тех мрачных типов, что скрываются за кулисами в Тавистоке и ЦРУ, например Джон Ролингс Риз, Эрик Трист, директор ЦРУ Ричард Хелмс и руководитель проекта «МК-УЛЬТРА» Сидни Готлиб. Трагически одинокие люди, которые с равным тщанием хранят тайны государства и своей собственной жизни, поскольку их судьбы и судьбы государства зачастую переплетены и нерасторжимы. И вся их подготовка, несомненно, основана на подозрительности.

В сказке «Синяя Птица» Кошка заводит Тильтиля в западню в Лесу, где в окружении зверей и деревьев ему приходится бороться за свою жизнь. В самую последнюю минуту его спасает Душа Света, предупреждающая его, что «в этом мире Человек — один против всех».[29]

Наконец, как только рождественским утром часы бьют восемь часов, путешествие заканчивается, и дети чудесным образом оказываются у себя дома. Наступает пробуждение — тема, постоянно звучащая в ЦРУ и Тавистоке. Разумеется, проснувшись, дети узнают, что Синяя Птица все это время была у них дома.

С помощью этой «невинной» детской сказки промыватели мозгов из Тавистока отправились на поиски, которые привели к открытию самых глубинных тайн человечества; расследуя универсальные, макрокосмические тайны человеческого разума, они надеются раскрыть вполне конкретные, микрокосмические тайны своих врагов. Что наверху, то и внизу.

Тавистокцы использовали знание методов психического воздействия для разработки и внедрения специальной практической программы. Когда определен невротический портрет индивида, появляется возможность внедрить механизмы «фильтрации» — то же промывание мозгов, но в иной форме, — чтобы выбирать различные невротические типы и помещать их в наиболее благоприятную среду.

Во всех этих тавистокских процессах есть и более глубокая символика. Тильтиль и Митиль были невинными детьми, безупречными с нравственной точки зрения, которые отправились в инициационное путешествие в компании Души Света. Про программистов из «Синей птицы» или позднейшей «МК-УЛЬТРА» едва ли можно сказать что-то подобное. С точки зрения древних мистических религий, которые эти программисты отчасти имитируют, они опустились в глубины первозданного Хаоса, не пройдя период очищения, поэтому их грехи — личные, персональные, конкретные грехи — будут напоминать им о себе в течение многих дней, недель и даже лет, подрывая их репутацию и не позволяя войти во Внутренний Храм.

*  *  *

Таково в общих чертах психопатическое ядро долгосрочных намерений Тавистока. Редактор журнала «Campaigner» Л. Маркус поясняет: «Фашистские “структурные реформы”, местное общинное самоуправление и “общественный договор” — все это проявления самоутверждения бессознательной инфантильности в ущерб относительной рациональности прежних социалистических идеалов эго. Фашизм — это форма мироустройства, желанная в параноидальных мечтах Ид. И если атомизированный мир индивидов превратить в управляемую среду, согласующуюся с такими “фашистскими структурными реформами”, разуму жертвы станет понятно, что наделить человека способностью жить в согласии с такой противоречивой средой может только его потенциальное параноидальное Я».[30]

Наиболее очевидной областью применения этой методики промывания мозгов был мир разведки, но на уме у ее создателей были куда более обширные горизонты. После войны эти методы стали внедряться в массы и применяться в отношении обычных людей. В Тавистоке хорошо понимали, что наиболее мощным психоактивным агентом является семья. И чтобы использовать силу семьи в своих интересах, в ход была пущена новая придумка тавистокцев — «терапевтические группы».

Наиболее выдающуюся роль в практическом применении новой индустриальной психологии играл Джон Ролингс Риз. Именно он обнаружил возможность создания нереального мира — социальной группы. Индивид передает свое чувство идентичности группе и подвергается там наиболее сильнодействующим формам внушения. Когда внутреннее чувство реальной идентичности разрушается, человеком можно манипулировать как ребенком.

В статье «Операции низкой интенсивности» М. Минничино поясняет: «Опытный лидер может создать в группе мощную, хоть и искусственную, “семейную” атмосферу. После этого психотерапевт сможет манипулировать членами группы, но не напрямую, а исподволь, например при помощи внушения или через других членов группы. Если убедить члена группы, что она для него как мать родная, то, когда с помощью манипулирования удается повернуть группу против этого человека, он переживает это очень тяжело — как если бы его отвергла родная мать».[31]

Риз и тавистокцы, имея огромный опыт групповой психологической работы, хорошо понимали, что манипулирование на основе буржуазного мировосприятия играет фундаментальную роль для контроля над массами. Другими словами, Тавистокский институт искал методы идеологического манипулирования населением. Сначала нужно создать многочисленные социальные группы, затем поместить их в конкурентную среду, чтобы успех одних был возможен исключительно за счет других, и тогда можно будет внедрить саморегулирующийся фашистский социальный порядок. Для этого необходимо лишь атомизировать население, то есть, используя весь арсенал социологического и психиатрического оружия, сделать так, чтобы каждый был за себя и против всех остальных: настроить одну расу против другой, каждую языковую группу против всех остальных, «угнетенных» женщин против «угнетателей»-мужчин, еще больше раздробить группы по профессиональной принадлежности и т. д., а также разделить их на небольшие территориальные общины, у каждой из которых есть свои собственные интересы, так чтобы армии в случае чего пришлось иметь дело не более чем с маленьким ядром тех, кто не поддался этой, как правило, весьма эффективной комбинации социологических и психологических методов манипулирования.[32]

Одно из направлений использования подобных методов промывания мозгов связано с интенсификацией и повышением производительности труда за счет подрыва здоровья трудящихся. Другими словами, Рокфеллер внушает обществу самомотивированное самоуничтожение; его цель — общество зомби с промытыми мозгами, которые довольствуются существованием на грани голода и через садомазохистские акты содомии ввергают себя в кажущийся совершенно иррациональным психотический холокост. Все это базируется на извращенно-дионисийском, бессмысленно-содомическом фанатизме, присущем ризовско-рокфеллеровской модели фашистского общества. «Смысл всего этого в том, чтобы общество смирилось со спиралеобразным снижением уровня жизни и ухудшением условий труда».[33]

Это кажется безумием, но у него есть свой метод.

Например, в обстановке неуклонного снижения уровня жизни и ухудшения условий труда все больший рост производительности труда внушается трудящимся как групповая цель, зачастую за счет безопасности и физиологического благополучия членов группы. Тем, кто пытается возражать, говорят, что они эгоистично противопоставляют себя коллективу. «Идея заключалась в том, чтобы воссоздать в групповой терапии динамику семейных отношений, или динамику воздействия равных, где заранее предопределенные цели навязываются группе посредством консенсуса, или, говоря языком социальных инженеров, “демократии”. Смысл подавления самоидентичности членов группы состоял в том, чтобы индивид полностью отказался от своей независимости в пользу группы и стал более восприимчивым к внушаемым ему предопределенным групповым целям».[34] Эти методы играют на чувстве вины и стыда индивида, выполняя одновременно роль кувалды и скальпеля.[35] Осужденный группой, не знающий иных критериев истины, кроме ее интересов, индивид все больше деградирует и принимает приговор как должное, соглашаясь работать со все большей интенсивностью и производительностью.

Такова злонамеренная, отвратительная сущность «сотрудничества», «качества жизни», «соучастия в принятии решений», «гуманизации» — или какой еще эвфемизм вам по нраву — всего этого мусора, спонсируемого Фондом Форда, который использует в качестве идеологического антиповстанческого оружия протофашистскую концепцию нулевого роста, прикрываясь вывеской «постиндустриального общества».

«Рабский труд и система лагерей смерти были придуманы отнюдь не Гитлером и его приспешниками; это все неотъемлемое проявление фундаментальной политики любой экономики нулевого роста. Невозможно начать политику нулевого роста сегодня и избежать массового геноцида завтра».[36]

Более того, идея этих программ возникла еще задолго до возникновения Тавистокского института. Рокфеллер II начал проталкивать коварные планы «человеческого отношения» к трудящимся как средства повышения производительности труда еще в 1916 году, когда выступал на промышленной конференции Юношеской христианской организации, а затем еще и в 1917-м, на конференции в Корнеллском университете. Одно из главных предложений Рокфеллера состояло в «демократическом» распределении среди рабочих акций предприятия, потому что в данном случае «рабочий становится капиталистом в своих собственных глазах и это делает его более консервативным и невосприимчивым к разного рода радикальным идеалам». Одновременно этим стимулируется производительность труда, что и было главной целью.

Сороковые годы стали поворотными в рокфеллеровской стратегии манипулирования поведением и промывания мозгов, которая подразумевала сотрудничество, соучастие, корпоративность между рабочими и нанимателями с целью прибрать к рукам американское и мировое рабочее движение.[37] За годы войны Рокфеллеру удалось настолько изменить психологию рабочих, что организованное рабочее движение в США полностью перешло под его контроль. Это было достигнуто сразу на нескольких уровнях.

В 1946 году отношения между Ризом, Тавистоком и Рокфеллерами были оформлены в виде «Рокфеллеровского меморандума», в котором бригадный генерал Джон Ролингс Риз показал всю глубину своей рабской преданности «семье» и предложил свои услуги. Фонд Рокфеллера, щедро финансировавший Тависток с 1934 года, с готовностью принял это предложение, и Тавистокская клиника была преобразована в Тавистокский институт человеческих отношений.[38] В рамках «оперативной научно-исследовательской работы» институт разрабатывал различные программы на национальном и международном уровнях.

Первым делом Рокфеллер собрал ученых, работавших в годы войны на разведывательные службы, и предоставил им работу в институтах труда, финансируемых и поддерживаемых материальными и человеческими ресурсами на средства Фонда Рокфеллера, Национального института психического здоровья, армии, ВМФ, ВВС и крупных коммерческих компаний. Эти институты труда были созданы примерно в одно время с ЦРУ, Объединенным комитетом начальников штабов, Советом национальной безопасности как звенья единой сети, которой Рокфеллер опутал весь мир, когда после войны США сменили Великобританию в роли самой могущественной державы.

Одним из ключевых тавистокских проектов были спонсируемые Рокфеллером институты труда, где такие вопросы, как манипулирование поведением, внутренняя групповая мотивация, коллективный труд, социальная динамика, рост производительности труда, изучались с психологической точки зрения, чтобы использовать их как инструмент манипулирования рабочими с еще не промытыми мозгами.

К середине 1950-х годов в руках Рокфеллера была целая сеть институтов труда, а также контроль над министерством труда, что обеспечивало возможность физического и психологического контроля над всем рабочим движением Соединенных Штатов.

Но самым значительным вкладом Рокфеллера в «рабочее дело» стало полное разрушение рабочего движения и его извращение. Все организации, призванные защищать права трудящихся в США, от Гражданского корпуса охраны окружающей среды до Управления общественных работ, от Национальной гражданской федерации до Американской федерации труда, всегда находились под жестким контролем Рокфеллера и служили его финансовым интересам. Например, Сэмюэл Гомперс, первый президент Американской федерации труда, участвовал в создании Национальной гражданской федерации в первые годы XX века. «Эта организация свято верила в верховенство работодателей и добрую волю капитализма, участвовала в подавлении забастовок, рекрутировала погромщиков и вела борьбу против рабочего класса. В годы Первой мировой войны Гомперс поддержал деятельность Национального совета по разрешению трудовых конфликтов в военное время, который занимался притеснением рабочих. Среди лидеров Национальной гражданской федерации были Марк Ханна из “U.S. Steel” и такие приспешники Рокфеллера, как Чарли Эллиот, член наблюдательного совета Фонда Рокфеллера и президент Гарвардского университета».[39] Еще одной подручной организацией Рокфеллера был Организационный комитет работников сталелитейной промышленности, которым руководил Филип Мюррей. Его правой рукой был Клинтон Голден, который в 1947 году вошел в состав редколлегии тавистокского журнала «Human Relations», а в середине 1950-х стал членом правления контролируемого Рокфеллером Фонда Форда.

Еще одним направлением деятельности Рокфеллера стала созданная под эгидой Школы производственных и трудовых отношений Корнеллского университета Коалиция женских профсоюзов, первая конференция которой прошла в 1974 году в Чикаго. Участницы конференции выразили поддержку программе компенсационной дискриминации, благодаря которой женщины получили возможность отнимать рабочие места у мужчин, что явилось еще одним фактором разлада в рабочем движении.

«Три созданных, финансируемых и руководимых Рокфеллером института труда: Тавистокский институт, Институт стратегических исследований и Школа производственных и трудовых отношений Корнеллского университета — это всего три примера из двух или трех сотен учреждений и организаций, созданных им по всему миру после Второй мировой войны. В их число входят Центр по изучению гуманитарных проблем и трудовых отношений и Ассоциация психосоциологических исследований во Франции, Институт промышленных исследований в Бонне и Институт общественных отношений при Объединении германских профсоюзов, Аргентинское общество оперативных исследований, Международный еврейский фонд исследования человеческих отношений в Израиле и многие другие».[40]

Список организаций, находящихся под влиянием Рокфеллера, огромен.[41] «Семье Рокфеллеров издавна принадлежит контроль над Американской медицинской ассоциацией и Американской психиатрической ассоциацией. Посредством ЦРУ Рокфеллеры протянули свои щупальца во все государственные органы; различные правительственные фонды, в том числе военные, используются для разработки и развития методов и технологий промывания мозгов и для расстановки своих и тавистокских протеже на ключевые посты в различных ведомствах и организациях. Например, именно так занял свой пост в Гарварде Б. Ф. Скиннер. Еще один ученик Риза, доктор Кеннет Кларк, пробрался в совет попечителей Университета штата Нью-Йорк, а также на ключевые посты вдохновленного и контролируемого Рокфеллером Фонда Форда. Доктор Натан Клайн, один из опаснейших ризовских преступников, возглавил Роклендскую больницу в штате Нью-Йорк, одновременно сохранив ключевой пост в Нью-Йоркской пресвитерианской больнице при Колумбийском университете, где существуют давние традиции промывания мозгов».[42]

Более того, методы ведения переговоров между профсоюзами и нанимателями в Испании, Франции, Германии, США и большинстве других стран Запада взяты прямо из тавистокских учебников. Лидерам профсоюзов было бы очень полезно изучить рокфеллеровско-тавистокскую методику ведения трудовых переговоров. Впрочем, нельзя исключать, что они это все уже изучили. Не потому ли рабочее движение в Испании воспринимается как неудачная шутка? Давайте разбираться.

«Создаваемый профсоюз с самого начала подвергается тщательному изучению. Рокфеллеровские институты труда составляют психологические портреты профсоюза в целом, собирая информацию, рассылая студентов с анкетами, интенсивно расспрашивая профсоюзных лидеров, присутствуя на профсоюзных собраниях и совещаниях, оценивая прошлую деятельность профсоюза (в том числе его отношение к забастовкам), составляя досье на конкретных членов профсоюза. Проводится изучение профсоюза в расовом и этническом разрезах. В отношении каждой этнической группы членов профсоюза, например итальянцев, определяется уровень доходов, квалификации и религиозности, выясняется, есть ли среди них недавние и незаконные иммигранты, устанавливается степень привязанности к определенному месту жительства, к родне и т. д. Затем профсоюз в целом и его подсекции оцениваются с точки зрения их потенциальной реакции на кризисные ситуации, выявляются их психологически слабые места, невротическое чувство вины, идеи и образы, вызывающие особый страх среди членов профсоюза. Собранная информация коварным образом используется СМИ и другими органами рокфеллеровской пропаганды, играя на разного рода бессознательных чувствах и инстинктах, таких как страх белого учителя со средним доходом перед нападением молодых чернокожих хулиганов. Психологи стараются определить, в какой момент тот или иной член профсоюза даст слабину в стрессовой ситуации, что может довести их до паники, насколько они боятся насилия, какая степень внешнего давления необходима, чтобы заставить их сдаться. Рокфеллеровские институты труда проводят от 100 до 200 таких исследований по каждому профсоюзу».[43]

Используемая методика взята со страниц «Поведенческой теории трудовых переговоров» («А Behaviour Theory of Labour Negotiations»), написанной Уолтоном и Маккензи специально для созданной Рокфеллером Школы производственных и трудовых отношений Корнеллского университета. Вначале профсоюз провоцируют оскорбительно неудовлетворительными предложениями насчет зарплаты и условий труда. Разъяренные члены профсоюза устраивают массовые пикеты. Повсюду мы видим сжатые кулаки и решительные лица. Рокфеллер выжидает несколько дней. К концу третьего дня профсоюзные лидеры уже не мерзнут в пикетах, а проводят время в своих офисах, болтая с друзьями. К концу четвертого дня выкрики протестующих уже и наполовину не столь энергичны, как поначалу, а от решительности на лицах не осталось и следа.

И тут на сцену выходит Тависток. Забастовка будет раздавлена поэтапно.

«Лидеров профсоюза приглашают на переговоры. Их полные психологические портреты уже готовы. На совещаниях, организованных по образцу сеанса групповой психотерапии, о чем лидеры профсоюза даже не догадываются, специалисты по модификации поведения осуществляют психологический зондаж. Большинство профсоюзных лидеров — слабаки и легко поддаются манипулированию. Переговорщики и капиталисты хорошо знают, как тяжело приходится рабочим: это и тяготы самой забастовки, и давление СМИ, и нехватка денег. Все это давит на профсоюзных лидеров, и они быстро дают трещину.

Однако переговоры затягиваются, и наступает момент, когда профсоюзные лидеры готовы на любые уступки, лишь бы все это закончилось и они могли вернуться к своим».[44]

Но вместо того, чтобы предложить рабочим лучшие условия труда, профсоюзным лидерам начинают объяснять, как им сохранить лицо и представить ситуацию под таким соусом, чтобы рядовые члены профсоюза и подумать не могли, что их обманули. Как это делается? Для профсоюзных лидеров и сопровождающих их лиц организуют курсы ведения переговоров в ближайшем институте труда. Там и происходит модификация поведения. Догадываетесь, кто проводит эти семинары? Ясное дело, рокфеллеровские психологи и их подручные.

Однако проникновение в профсоюзную среду этим не заканчивается. Ключевые агенты-манипуляторы внедряются на ключевые посты, обычно на должности секретаря и юриста.

«Когда наступает очередной срок ведения переговоров по поводу продления контрактов, профсоюзные лидеры уже с самого начала оказываются гораздо более сговорчивыми и зачастую соглашаются подписать контракт еще на стадии предварительных переговоров. Значительно больше внимания требуют рядовые члены профсоюзов. Для подавления воли наиболее активных забастовщиков используются все доступные средства ведения психологической войны, такие как «периоды разрядки» между сеансами переговоров, кампании обливания грязью в прессе, предложения о примирении, не говоря уже о силах правопорядка, только и ждущих приказа Рокфеллера, чтобы сокрушить бунтовщиков».[45]

Развитие методов промывания мозгов в годы войны

В практической плоскости Рокфеллер и тавистокские технократы применили свои знания, когда прижали могущественный профсоюз угольщиков, который, согласно их собственной пропаганде, занимал место безоговорочного лидера в истории американского рабочего движения.[46] Руководил этим проектом Эрик Трист, человек Рокфеллера. В своем докладе «Социальная структура и психологический стресс» он подвел теоретическую базу под психологическую борьбу с профсоюзами и забастовщиками. Послевоенная экономика переживала не лучшее время, отношения между профсоюзами и работодателями накалялись, и все силы были брошены на поиск альтернативных решений.

Трист предложил вводить представителей рабочих в состав правления крупнейших компаний. То, что на тот момент воспринималось как большая победа трудящихся, на деле оказалось блестящей хитроумной комбинацией Тавистокского института. «Прибыльность компании — а значит; стабильность рабочих мест и уровень заработной платы — зависит от состояния мировой экономики и внутреннего экономического положения страны. Мировые рынки контролируются сырьевыми картелями и финансовыми компаниями. Внутреннее же состояние экономики, если нет мощных инвестиций в научно-технический прогресс, почти исключительно зависит от роста производительности труда, который обеспечивается ценой здоровья и даже жизни рабочих. Введение представителей рабочих в правление компаний привело к тому, что рабочие сами себя принуждали наращивать производительность и интенсивность труда сверх всяких мыслимых пределов — всё во имя прибылей. Эту потребность в росте производительности одни рабочие начали воспринимать как свою собственную, накручивая самих себя и подгоняя других, “менее сознательных”. В условиях экономической депрессии это приводит к массовому психозу в рабочей среде».[47]

План Маршалла

Планы Рокфеллера в отношении послевоенной Европы разрабатывались еще в годы войны. В 1946 году Тавистокский институт стал важным союзником Рокфеллера в его стремлении взять под свой контроль профсоюзное движение во всем мире. Одним из ключевых этапов этой борьбы стал план Маршалла.

Этот план озвучил в своем выступлении 5 июня 1947 года тогдашний государственный секретарь США генерал Джордж Маршалл. Он предложил свое решение тех серьезнейших социально-экономических проблем, которые переживала Европа по окончании Второй мировой войны. Согласно предложенному плану, США обязались помочь в предотвращении голода в бывших зонах военных действий, содействовать скорейшему восстановлению разрушенной войной инфраструктуры этих областей и совместно с европейскими странами осуществить программу восстановления экономики.

Однако эта программа сопровождалась рядом жестких требований, о которых широкой общественности известно гораздо меньше. Америка недвусмысленно потребовала либерализовать торговлю и увеличить производительность труда, тем самым «обеспечивая американизацию Европы в условиях, когда европейская политическая и экономическая элита была настолько зависима от своих американских партнеров, что любые политические и экономические подвижки были возможны только с одобрения США».[48] В период между 1948 и 1951 годами (таковы официальные сроки осуществления плана Маршалла) Конгресс США выделил 13,3 миллиарда долларов помощи шестнадцати странам Западной Европы. За эти деньги Америка с потрохами купила европейскую промышленность и европейский рабочий класс — что было совсем недорого!

«Это беспрецедентное проявление щедрости в международных отношениях, которое Черчилль назвал “самым бескорыстным актом в истории”, служило интересам ориентированных на международный рынок американских корпораций, которые этот план и лоббировали».[49]

Кай Берд описал скрытые аспекты плана Маршалла в своей книге, посвященной судьбе братьев Банди. В 1949 году «Макджордж Банди, бывший президент Фонда Форда, в составе Совета по международным отношениям включился в работу по подготовке помощи Европе согласно плану Маршалла. Бок о бок с молодым Банди работали Аллен Даллес (будущий директор ЦРУ), Дуайт Эйзенхауэр (будущий президент США), Джордж Кеннан (главный идеолог холодной войны), Ричард Биссел и Франклин Линдси. Даллес, Биссел и Линдси... вскоре станут высокопоставленными чиновниками Центрального разведывательного управления... Совещания группы были настолько секретными, что протоколы не выдавались даже членам совета. Для такой секретности были основания. Члены группы были допущены к государственным тайнам, составлявшим негласную часть плана Маршалла. В частности, согласно плану, ЦРУ должно было получать от каждого бенефициара 200 миллионов долларов в местной валюте. Эти деньги затем использовались для финансирования предвыборных кампаний антикоммунистических партий во Франции и Италии, а также для поддержки антикоммунистически настроенных журналистов, профсоюзных лидеров и политиков».

С одной стороны, корни плана Маршалла следует искать в окружении Рокфеллера военных лет. «В число ключевых креатур Рокфеллера входил Пол Хофман, президент компании “Studebaker”. Он являлся ведущим экономистом Комитета экономического развития, одной из контролируемых Рокфеллером организаций. Этот комитет провел немалую работу по разграблению Европы под прикрытием плана Маршалла. Еще до начала прямого захвата Европы в 1947 году на европейский рабочий класс оказывалось мощнейшее психологическое давление, включая доведение до голода. В Германии суточное потребление калорий упало до 1300 килокалорий на душу населения. Кроме того, американские оккупационные власти в Германии попросту прекратили снабжать жилые дома углем для отопления; весь уголь вывозился из страны. Началась кампания террора: подготовленные Ризом эскадроны смерти рыскали по стране и убивали людей... В рамках этой кампании ризовские психологи проводили процесс отбора будущих правителей Европы из числа наиболее лояльных и верных тавистокскому кредо. И вот когда рабочие были доведены до отчаяния, когда капиталисты начали молить о кредитах и был отобран будущий правящий класс, в 1948 году началось осуществление плана Маршалла, а по сути, беззастенчивое разграбление Европы. Чтобы обезопасить себя от проблем со стороны рабочего движения, разведывательные службы, ЦРУ и Госдепартамент США вместе с Тавистокским институтом постарались привлечь ведущих лидеров профсоюзов к осуществлению плана Маршалла и тем самым установить свой контроль над рабочим движением».[50] Вовлечение профсоюзных лидеров происходило посредством Национального управления по трудовым отношениям, детища Рокфеллера, возглавляемого его же ставленником Артуром Гольдбергом. «Гольдберг работал с социал-демократами в европейском рабочем движении. Он перекачивал средства УСС (предтеча ЦРУ) в социал-демократическое крыло подпольной Французской федерации труда, подготавливая почву для подчинения французского движения американской разведке по окончании войны».[51]

С другой стороны, стремление к объединению Европы являлось частью глобального плана формирования мирового правительства. Гаагский конгресс, состоявшийся в мае 1948 года, призвал к объединению Европы и принял семь резолюций по различным аспектам политического союза. В седьмой резолюции утверждалось, что «создание единой Европы должно рассматриваться как важный шаг к созданию единого мира...» «План Маршалла не только помог Европе встать на ноги... но и вызвал к жизни в 1950 году план Шумана, когда французский министр иностранных дел Робер Шуман предложил объединить угольную и сталелитейную промышленность Франции и Германии под властью наднационального органа»,[52] что, в свою очередь, привело к созданию Европейского объединения угля и стали (ЕОУС), потом Евратома (Европейского сообщества по атомной энергии) и в конце концов Общего рынка.

Создание ЕОУС стало первым конкретным шагом к политическому единству, первым кирпичом в строительстве империи под названием ООО «Единый мир». Следующим шагом в этом направлении стало подписание в 1957 году Римского договора, открывшего дорогу для Европейского экономического сообщества.

*  *  *

То, о чем я рассказал в этой главе, сколь бы чудовищной и невероятной ни казалась эта информация, — отнюдь не миф. Это тщательно скрываемая правда о повседневном внедрении в жизнь общества системы фашизма с демократическим лицом, разработанной Тавистокским институтом при щедром финансировании со стороны семьи Рокфеллеров, которое длится вот уже более 100 лет, с самого начала XX века. Это реальность, но такая, которую можно стереть с лица земли, если видеть в ней именно реальность, а не плод чьего-то воспаленного воображения. Если же не справиться с ней сразу, не пресечь на корню, то уже через сравнительно короткое время все те надежды, которые мы питаем в отношении построения лучшего будущего, будут выброшены на свалку истории. Или спонсируемый семейством Рокфеллеров Тавистокский институт, или мы, люди. Третьего не дано.

Глава 2

ТАВИСТОК И НЕЧЕСТИВЫЙ СОЮЗ

Религиозные и мистические аспекты истории Тавистока имеют большое значение для любого исследователя, изучающего интересы правительства США в области использования психологии и парапсихологии в разведывательных целях в послевоенный период. Именно тавистокские специалисты первыми обратили внимание на возможность использования паранормальных способностей человека в военных целях и первыми же приступили к разработке химических веществ, стимулирующих психические способности. В эту группу специалистов входил, в частности, доктор Сидни Готлиб, руководивший техническими службами ЦРУ и имевший тайное отношение к операции «Скрепка», с одной стороны, и убийству Кеннеди — с другой.

Достаточно сказать, что убийство Кеннеди всегда притягивало к себе множество оккультистов всех мастей, странствующих епископов, американскую разведку и нацистских ученых. Всех их отделяло одно или два рукопожатия от предполагаемого убийцы Кеннеди Ли Харви Освальда. Они общались с призраками, практиковали ритуальную магию, участвовали в спиритических сеансах и приносили в жертву цыплят. И при этом некоторые из них являлись представителями американской правящей элиты — богатейшими и влиятельнейшими жителями страны.

ЦРУ — не первая организация, занявшаяся проблемой зондирования человеческого сознания. Операции «Синяя птица», «Артишок» и «МК-УЛЬТРА» были реакцией на аналогичные исследования, проводившиеся в Советском Союзе и Китае и получившие в прессе громкое название «промывание мозгов». Показательный процесс над венгерским кардиналом Миндсенти стал еще одним свидетельством в пользу того, что коммунистам удалось разработать технику изменения сознания у своих политических заключенных. Другим ярким примером были американские военнопленные, возвращавшиеся из Кореи. Возможное существование таинственной восточной методики «одурманивания сознания», с одной стороны, пугало, а с другой — воодушевляло ЦРУ.

Чтобы как можно быстрее получить интересующую информацию, ЦРУ дало ученым и врачам задание выяснить, как все-таки устроен мозг, особенно память. В процессе изучения этих вопросов самое пристальное внимание исследователи уделяли оккультным практикам, демонстрации экстрасенсорных способностей и методам управления сознанием, которыми владели йоги, шаманы и разного рода целители. Разумеется, потенциальная возможность управлять сознанием людей стоила затрачиваемых сил и средств, и это привело к рождению самых странных проектов, когда-либо финансировавшихся американским правительством. В сочетании с трудами Левина, Триста и Риза использование наркотических препаратов, духовных техник и лабораторных тестов открыло ящик Пандоры, полный страданий, насилия и, быть может, даже возмездия, — черный ящик сознания. В этом Тависток, ведущий мировой институт в части промывания мозгов, волей-неволей шел по стопам магов, колдунов и гуру всего мира. Однако было одно важное отличие.

Когда нет смысла, нет цели, нет и контекста для опыта, нет возможности интегрировать материал в сознание человека. Директор Тавистокского института бригадный генерал Джон Ролингс Риз, занимаясь этими исследованиями, не имел в виду поиски смысла жизни. То же самое можно сказать про Левина, Триста и Адорно. Их задача заключалась не в этом. Им нужно было разработать быстрые и простые методы манипулирования сознанием людей, а вовсе не способы духовной или психической интеграции — того, что Юнг называл индивидуацией. Они должны были создавать убийц, двойных агентов, допрашивать пленных, получать информацию и манипулировать сознанием. Спасение душ они предоставляли священникам.

ЦРУ и сатанинские культы, мифология конца XX века удивительным образом пересекаются, хотя маски то и дело меняются. Разумеется, ЦРУ существует, и его программы манипулирования сознанием, от «Синей птицы» и «Артишока» до «МК-УЛЬТРА», стали достоянием гласности. Также хорошо известны примеры политических убийств и свержения иностранных правительств. Сатанинские культы — которые, возможно, следует квалифицировать в оккультные тайные общества, — тоже существуют и известны общественности; их попытки связаться с высшим духом посредством таинственных ритуалов достаточно хорошо задокументированы.

Добавьте все это к шпионской деятельности — и получите идеальный салат паранойи, власти и престижа, смесь тайных государственных операций с тайными ритуалами и манипулированием теми мрачными силами, которые находятся в центре нашего внимания. Тайный союз культа и секретных служб пробуждает недостижимую для обычных людей силу отношений.

Разведчики и последователи тайных культов имеют много общего. Таинственность как образ жизни присуща и шпионам, и колдунам; те и другие пользуются шифрами и кодовыми именами; те и другие делают вид, что имеют Доступ к тайнам, недоступным нормальным людям; те и другие утверждают, что способны дистанционно влиять на ход событий, используя свои необычайные способности. Те и другие специализируются на манипулировании действительностью, хорошо понимая, что окружающий мир не всегда таков, каким кажется; те и другие не знают пощады и моральных ограничений, когда стремятся к своим целям. И если им так легко удается манипулировать действительностью, вскоре они приходят к осознанию того, что истина сама по себе весьма гибка и податлива. Для последователей культов и шпионов взаимное влечение является чем-то совершенно естественным, потому что им есть чему поучиться друг у друга.

Эта способность манипулировать действительностью и ее восприятием во имя создания такой реальности, которая «всех устраивает», является мощным политическим инструментом, и с очень давних времен колдуны делают вид, что умеют управлять солнечными затмениями, а на самом деле просто знают время очередного затмения и действуют соответственно.

ЦРУ и Тависток открыли черный ящик сознания, выпустив из него демонические силы. Применяемые ими методы включают в себя использование психоделиков, различных форм гипноза и даже такие крайние меры, как проводимые доктором Юэном Камероном в Монреале сеансы сенсорной депривации с целью начисто стереть старое сознание и поверх него записать новое — примерно так же, как можно стереть содержимое магнитофонной ленты и записать поверх что-то другое. Это история современного Франкенштейна или, точнее, целой лаборатории Франкенштейнов и порожденных ими чудовищ, которые сегодня гуляют по улицам наших городов. Сложность человеческих переживаний такова, что можно только предполагать, какие вокруг нас — на экранах телевизоров, в журналах, газетах и интернете — существуют триггерные механизмы, способные внушить этим жертвам психиатрических экспериментов поведение, смертельно опасное как для них самих, так и для окружающих.

Было только вопросом времени, когда ученые, изучавшие возможности управления сознанием, приступят к пристальному изучению опыта оккультистов, магов, ведьм, служителей культа вуду и сибирских шаманов, чтобы выделить использовавшиеся ими методы подавления обычного, повседневного образа мышления людей и заменить его сознанием значительно более мощным, всезнающим, зачастую склонным к насилию и всегда кардинально меняющим личность человека. Такое изменение личности позволяло бы проникнуть в глубины памяти человека, что в случае с проектом «МК-УЛЬТРА» было, по существу, стремлением захватить «Страну Воспоминаний» и заменить старые, опасные воспоминания новыми, фальшивыми.

Интересы разведывательных служб требовали от проекта «МК-УЛЬТРА» идеальной способности манипулировать памятью. Но в процессе изучения человеческого разума и разработки методов раскрытия тайн, скрываемых людьми, работавшие на ЦРУ психиатры, не сознавая того, вторглись на территорию, которая на протяжении тысячелетий была вотчиной религии и мистицизма. Когда ЦРУ начали применять психоделические препараты и методы сенсорной депривации, программа приобрела все оккультные черты, совмещая в себе элементы таких разных культов, как древнегреческий элевсинский культ, индийская тантра, сибирский шаманизм, шаманизм североамериканских индейцев, китайский даосизм, еврейский каббализм, даже сравнительно современная европейская церемониальная магия, в XX веке представленная Герметическим орденом Золотой Зари, орденом восточных тамплиеров и Алистером Кроули. Как продемонстрировали мифологи Карл Юнг, Мирча Элиаде и другие, между этими странными практиками есть много схожего в технологиях, и тому есть причина.

Эти странные доктрины и методы находятся в фокусе данного исследования, потому что позволяют раскрыть механизмы, с помощью которых силы, недоступные пониманию общества, этим самым обществом (и отдельными его представителями) манипулируют.

Магия оказалась в центре внимания, когда в рамках проекта «МК-УЛЬТРА» началось расследование тайн, скрывающихся за паранормальными явлениями, и изучение опыта разного рода магов и колдунов в Америке и за ее пределами. Церемониальная магия начинает с базовой предпосылки, которую иногда называют аксиомой герметизма: «То, что находится внизу, аналогично тому, что находится наверху». Эта простая фраза имеет весьма серьезные последствия. Маги верят в существование тесных причинно-следственных связей между воспринимаемыми феноменами, то есть в то, что воздействие на один из феноменов вызывает изменения в другом. Маги оперируют в мире, где нет расстояний, в мире, где сила может быть объектом и каждая вещь самым непосредственным образом связана со всем остальным.

Маг дергает мир за ниточки, окруженный аурой нереальности — аурой, созданной ньютоновской наукой, которая считает то, чем занимается маг, невозможным, результатом невежества и предрассудков. «Никакой магии не существует», — утверждал директор ФБР Эдгар Гувер, вызывая хохот крестных отцов.

Управление сознанием и магия не так уж далеки друг от друга.

Таким образом, маг одновременно ведет допрос и является допрашиваемым; он манипулирует другими и окружающим миром, но делает это не ради воздействия на других людей, а ради себя самого. И в своем учебнике ведения допросов (который является продуктом проекта «МК-УЛЬТРА») ЦРУ постаралось отделить цели магов от высшей цели оккультизма, заключающейся в достижении духовного совершенства и возвышенного сознания, чтобы сосредоточить все силы на оккультных методах воздействия на людей с целью манипулирования ими, трансформации их личности. На жаргоне оккультизма это черная магия — черная магия на службе государства.

Двери восприятия распахнулись не только под действием мескалина, ЛСД и псилоцибина, но также сеансов черной магии, шаманизма и тайных ритуалов. Это расширило арсенал средств, используемых ЦРУ в попытках вторгнуться в память и сознание других людей, распахнуть двери восприятия — но не для того, чтобы впустить туда свет, а для того, чтобы вытащить оттуда тьму. Наркотики, шаманизм, оккультизм — темная вотчина Чарльза Мэнсона, Джона Ролингса Риза, нацистских врачей, Голливуда и музыкальной индустрии, а также инициационных игр ЦРУ и МИ-6. С помощью психоделиков они растревожили сон древних сил, и мир больше никогда не будет таким, как прежде.

Оккультизм и психологическая война

Психологическое оружие, хоть оно существует многие века, стало настоящим открытием Второй мировой войны. Корея, Филиппины, Вьетнам, Африка, Ближний Восток, Латинская Америка — список стран, подвергающихся подобному воздействию, очень длинный и большей частью секретный. Каждая из этих операций психологической войны в отдельности могла бы служить каким-то конкретным политическим целям, которые ставили безымянные люди в серых фланелевых костюмах, наводняющие коридоры власти, либо лично президенты и их советники по вопросам национальной безопасности, преследуя свои скрытые интересы. Но в целом эти операции были проявлением чего-то более глубокого, духовной войны, войны мировоззрений, войны, которую мы продолжаем вести и сейчас, в XXI веке.

К 1964 году использование оккультных тем и ритуалов стало обычным элементом планирования психологической войны. По заказу армии США исследовательская служба секретных операций Американского университета подготовила доклад на тему «Роль ведьмовства, колдовства, магии и других психологических феноменов в военных и паравоенных операциях в Конго». Авторами доклада были Джеймс Прайс и Пол Джурейдини. Участие Американского университета в этом проекте не должно удивлять, поскольку именно там в 1950 году обосновалось Бюро общественно-научных исследований. Исследования африканской психологической войны финансировались Гуманитарным экологическим фондом — подставной организацией, которая представляла интересы ЦРУ в проекте «МК-УЛЬТРА».[53]

Источник: http://www.e-reading.club/bookreader.php/1031045/Estulin_-_Tavistokskiy_institut.html

Эстулин Даниэль - Тавистокский институт

О книге "Тавистокский институт"

Тавистокский институт, расположенный в английском графстве Суссекс, является мировым центром промывания мозгов и манипулирования обществом. В этой сенсационной книге Эстулин разоблачает тавистокскую сеть и раскрывает методы управления сознанием, которые постоянно адаптируются и в наше время принимают формы широкомасштабных проектов социальной инженерии.

Для широкого круга читателей старше 18 лет.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Тавистокский институт" Даниэль Эстулин бесплатно и без регистрации в формате fb2, lrf, epub, mobi, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

Убедительные рассуждения автора вроде как открыли глаза на многие вещи, а с другой стороны - заставили усомниться во всем сказанном

2/5Anfeya

В общем неудачный сиквел предыдущей книги автора о Бильдербергском клубе.

2/5Marsohod

Информация обновлена:

Источник: http://avidreaders.ru/book/tavistokskiy-institut.html

Тавистокский институт (fb2)

^
^

Эстулин Даниэль - Тавистокский институт


скачать книгу бесплатно

 

 

Автор:Эстулин Даниэль
Название: Тавистокский институт
Жанр:Политика
Издательский дом: Попурри
Год издания: 2014
Аннотация:
Тавистокский институт, расположенный в английском графстве Суссекс, является мировым центром промывания мозгов и манипулирования обществом. В этой сенсационной книге Эстулин разоблачает тавистокскую сеть и раскрывает методы управления сознанием, которые постоянно адаптируются и в наше время принимают формы широкомасштабных проектов социальной инженерии.

 

Читать книгу On-line


 

 

 

^
^

Эстулин Даниэль - Тавистокский институт


скачать книгу бесплатно

 

 

Автор:Эстулин Даниэль
Название: Тавистокский институт
Жанр:Политика
Издательский дом: Попурри
Год издания: 2014
Аннотация:
Тавистокский институт, расположенный в английском графстве Суссекс, является мировым центром промывания мозгов и манипулирования обществом. В этой сенсационной книге Эстулин разоблачает тавистокскую сеть и раскрывает методы управления сознанием, которые постоянно адаптируются и в наше время принимают формы широкомасштабных проектов социальной инженерии.

 

Читать книгу On-line


 

 

 

Источник: https://royallib.com/book/estulin__daniel/_tavistokskiy_institut.html
Другие записи